No result...

Новое на сайте

Бавлы, рожденные нефтью

В год 20-летнего юбилея бавлинской нефти (1966)

Гарипов, Б.М. Бавлы, рожденные нефтью / Б. Гарипов, А Алиев. Г. Валеев //Слава труду. 1966. 17 сент. (№110), 21 сент.(№111), 25 сент.(112), 28 сент.(113).

 

Гарипов, Б.М. Бавлы, рожденные нефтью / Б. Гарипов, А Алиев. Г. Валеев //Слава труду. 1966. 17 сент. (№110).

Более года назад комиссия по проведению 20-летнего юбилея 6авлинской нефти начала собирать материалы для составления истории развития нефтеразработок в Бавлах. По собранным материалам члены комиссии Б. Гарипов, А. Алиев и Г. Валеев написали статью об истории развития бавлинской нефти.

Эту статью мы и начинаем публиковать с сегодняшнего номера.

В эти Дни нефтяники Бавлов празднуют двадцатилетний юбилей бавлинской нефти.

О «черном золоте» говорили и думали в Бавлах давно. Женщины, отмачивающие коноплю в маленьком болотце, видели на воде радужные маслянистые пятна.

— Не нефть ли это? Если она есть в других краях, почему не быть ей и у нас?

В березняке, за кладбищем, бавлинцы гнали деготь из бересты. С завистью вспоминали они о крестьянах с берегов Лесной Шешмы, которые из неглубоких ям и колодцев собирали густой, дурно пахнущий «земляной деготь» и мазали им телеги.

Позже стало известно, что начались поиски нефти и здесь: бурит скважину на нефть в Бугульме помещик Мокеев, ищет нефть у деревни Шугуры американец Шандо. Скандинавские и немецкие дельцы прислали разведывательные партии в Камское Устье.

Крупнейший нефтепромышленник дореволюционной России Нобель тоже чуял здесь запах нефти. Однако ему было невыгодно открывать новые нефтяные районы. Это снизило бы цены на нефть. Нобель рассылает по селениям cвоих агентов, которые заключают с крестьянскими общинами договоры, по которым крестьяне за определенную «мзду» обязуются не допускать на своих землях каких бы то ни было геологических изысканий.

Промышленная нефть так и не была найдена.

Лишь после Великой Октябрьской социалистической революции открылись широкие возможности для проведения изысканий на нефть в районе между Волгой и Уралом.

Начало этих работ закладывалось в связи с разногласиями среди геологов. Большинство геологов отрицало наличие нефти в Урало-Волжском районе, лишь немногие считали, что нефть здесь должна быть. Упорнее всех высказывал это сын крестьянина Владимирской губернии крупнейший ученый академик Иван Михайлович Губкин.

«Нефть есть на Волге, близ Самары и Саратова, в Башкирии, - неустанно повторял он, - есть нефть в Татарии: ее надо найти, во что бы то ни стало».

Утверждения академика Губкина вызвали яростные споры среди геологов. Многие из них утверждали, что все известные до революции нефтяные месторождения России и других стран расположены около горных хребтов. На равнинах же Приуралья и Волги гор нет.

После тщательного анализа многочисленных сведений Губкин приходит к выводу—изгибы складок под землей такие же, что и в нефтяных районах Кавказа, Майкопа. А это говорит за то, что здесь должна быть нефть.

В 1929 году страну облетела волнующая весть—получена первая нефть на реке Чусовой недалеко от ее впадения в Каму. При бурении скважин на калийную соль с глубины 332 метров забил мощный фонтан нефти.

Есть нефть на Востоке страны!

В 1932 году в Башкирии у села Ишимбаево было обнаружено крупное месторождение нефти. Открыл его ученик академика И.М. Губкина молодой геолог А. А. Блохин.

Исследуя местность, он убедился, что земные пласты здесь расположены так, что наводят на мысль о присутствии в них нефти. Блохин стал добиваться разрешения заложить разведочную скважину. Ему не верили. Молодой геолог едет в Москву и вскоре по настоянию академика Губкина возле Ишимбаева началось бурение скважины. Когда было пройдено 800 метров, из скважины вырвался огромной силы фонтан нефти, разнесший в щепы буровую вышку.

Гарипов, Б.М. Бавлы, рожденные нефтью / Б. Гарипов, А Алиев. Г. Валеев //Слава труду. 1966. 21 сент. (№111).

Есть нефть и в Приуралье.

Исторические Директивы XVII съезда партии, между Волгойb Уралом второй нефтяной базы СCCP положили начало грандиозным масштабам геолого-поисковых и разведочных работ, которые доказали наличие огромнейших запасов полезных ископаемых в Волжском районе.

Осенью 1943 года в дубовые заросли близ Бавлов с грохотом проследовали тракторы с буровым оборудованием. Вскоре около Бавлов поднялись две вышки. Так были заложены первые скважины на разведку нефти, залегающей в угленосных породах. Бурение одной из них, скважины №1, началось 19 сентября 1943 года. Угленосные горизонты находились сравнительно на небольшой глубине, разведчики намеревались быстро закончить буровые работы. О девонской нефти в районе Бавлов тогда еще не было и речи.

В 1944 году, когда Советская Армия: победоносно шла на запад, бавлинские буровики дошли до проектной глубины. На скважине № 1 работала буровая бригада под руководством Топчика. В составе бригады были бурильщики 3. Каюмов, В. Павлов, помощник бурильщика Мубинов, дизелист К. Фазлыев, слесарь Жарких. Бригаду на скважине № 2 возглавлял буровой мастер Д. Агаджанов.

В буровых бригадах работала и молодежь, которая пришла из окрестных сел. Рабочий Ганеев из Бавлов, верховой М.Нургалеев из села Татарский Кандыз. Сейчас М.Нургалеев – знатный буровой мастер республики.

В сентябре 1944 года бурение на первой скважине закончилось. Заменивший Топчина буровой мастер П.Усов вскрыл угленосный пласт на глубине 1292. метра. Вскоре обе скважины дали- нефть, но они оказались мало-дебитными.

Шло время, бавлинские скважины № 1 и 2 закрыли. Начальник участка Халиков, буровые мастера Д.Агаджанов, П. Усов и приезжие рабочие вернулись в Башкирию.

«Видно не быть нефтяниками, — думали бавлинцы. —Что же, будем заниматься прежним делом сеять" хлеб, разводить скот»...

Гарипов, Б.М. Бавлы, рожденные нефтью / Б. Гарипов, А Алиев. Г. Валеев //Слава труду. 1966. 25 сент. (№112). - С.2-3.

(Продолж Нач в № 110,111).
Осенью 1944 года Халикова вызвали в контору бурения треста «Туймазанефть» Встретил его директор конторы бурения Потюкаеа, геологи Мальцев и Торяник — все взволнованные и радостные.
  Придется Вам, товарищ Хаков, продолжить бурение бавлинских скважин, для этого мы вас и вызвали.
— Для чего бурить? — упорствовал Халиков, — уже добурились, скважины же оказались малодебитиыми, нефти в них почти нет.
— Необходимо продолжить бурение, — вмешался Мальцев.
— Бурите до девона, нефть должна быть глубже.
26 сентября 1944 года скважина №100 у деревни Нарышево дала мощный фонтан девонской нефти. Мальцев пояснил, что сотая бурилась в расчете на вскрытие нового нефтеносного горизонта, залегающего намного глубже, нежели открытые ранее, девонские отложения.
— Бавлинская структура сходна с Туймазинской,   продолжал Мальцев,   нефть должна быть и в бавлинском девоне. Об этом свидетельствуют данные каротажа. Поезжайте в Бавлы и начинайте бурить.
Разыскав Д. Агаджанова, начальник участка рассказал ему о своем разговоре с Мальцевым.
— Опять бурить в Бавлах, и опять, наверное, впустую. Ну хорошо — сотая дала нефть. Но это не говорит о том, что в бавлинском девоне, за десятки километров от Туймазов, тоже должна быть нефть. Агаджанов и не предполагал, что в точности повторяет доводы главного инженера треста «Туймазанефть» Акопяна и его единомышленников, рассматривающих успех скважины № 100 как явление случайное, эпизодическое. Мальцеву пришлось много доспорить, прежде чем он добился разрешения продолжать углубление бавлинской скважины №2 до девона.
Буровые работы возобновились, но развертывались они медленно, мешали частые неполадки, тяжелые условия наступившей зимы.
В Бавлинском районном комитете партии знали о Туймазинской «сотой» и перспективах, которые сулил девон. Все чаще стали приезжать на буровую секретари райкома В. Мингазов, И. Шарапов, беседовали с рабочими, изучали ход работы. Вскоре начальника разведки и бурового мастера Агаджанова заслушали на заседании бюро райкома ВКП(б), вскрыли недостатки и потребовали от руководителей разведки серьезного отношения к делу. Бюро обязало исполком районного Совета депутатов трудящихся выделить дополнительную рабочую силу для разведки глиняного, карьера, организовать бесперебойную, доставку глины на Суровую. Связавшись с трестом "Туймазанефть», райком партии поставил перед ним вопрос об ускорении работ на бавлинской Дуровой. Были выделены агитаторы, которые беседовали с буровиками, знакомили их с периодической печатью, выпускали «боевые листки». А в это время долото все увереннее, все быстрее продвигалось вглубь.
В октябре 1945 года на бавлинской скважине №2 были пробурены породы всех девонских горизонтов. Начали опробование пластов. Рабочие, собравшись у скважины, ожидали появление нефти. Из скважины хлынула вода. Этого никто не ожидал. О воде сообщили в трест.
  Испытывайте второй горизонт, последовал приказ. Работа возобновилась. Снова собрались у скважины бурильщики, полные напряженного ожидания.
  Если не дал нефть третий горизонт, то может быть даст второй?
Второй горизонт тоже дал воду.
  Продолжайте дальше! Есть еще одни горизонт, — настаивал Мальцев. Он твердо верил в успех.
— Нефть на этот раз должна быть, — уверял он, когда началось опробование последнего горизонта. Он спокойно ждал результата. Наконец, ему сообщили:
—Получена вода, нефти нет.
Мальцев еще раз проверил данные каротажа. Нефть в Бавлинском девоне должна быть! Он вызвал к себе геолога нефтепромысла Юрина.
— Иван Яковлевич, с бавлинской буровой, как вы знаете, получены неприятные известия. Опробование последнего горизонта также не дало положительных результатов. Вновь получена вода.
— Между тем я уверен, нефть в Бавлинском девоне есть, это подтверждают все данные исследований. Только надо суметь ее взять Я прошу вас, выезжайте срочно в Бавлы, проверьте. Думаю, результатов нет потому, что не как положено там сработали.
Наскоро собравшись И. Я. Юрин приезжает на скважину №2 и берет руководство опробованием на себя. Исследовав скважину, Юрии собрал людей.
— Теперь понятно, почему не нашли нефть, — сказал он, — работали неправильно.
Юрин объяснил, что недостаточно была выкачана из скважины вода. Это создало давление на пласт и мешало нефти выходить на поверхность.
— Исправим ошибку, будет нефть, — добавил он.
Затем Юрин отправился в райком партии и рассказал об ошибке разведчиков.
— Отрадно слышать, значит, нефть будет!— оживился секретарь райкома Вали Мингазович Мингазов.
— Какие работы вам предстоят?
—Будем оживлять пласт. Потребуется Ваша помощь, нужны рабочая сила, транспорт.
Секретарь записал все.
— Дадим, действуйте. Держите тесную связь с райкомом.
Рабочие с большим воодушевлением принялись за дело. Ценным помощником оказался новый начальник участка, заменивший Халикова. Вскоре приехал и новый буровой мастер Волков. Работать приходилось в сложных условиях. Зима пришла морозная, с буранами. Под ударами ветра вышку раскачивало из стороны в сторону, и у верхового Нургалеева дух захватывало, когда он карабкался по бесчисленным ступенькам на головокружительную высоту.
(Продолжение следует).

Гарипов, Б.М. Бавлы, рожденные нефтью / Б. Гарипов, А Алиев. Г. Валеев //Слава труду. 1966. 28 сент. (№113). - С.2-3.

Нелегко приходилось и тем, кто работал внизу на помосте. Порой смерзалась глина, и ее приходилось взрывать. При прикосновении к трубам руки, как огнем, обжигало морозом даже сквозь брезентовые рукавицы.

В январе 1946 года воздух над скважиной задрожал. Это появился газ — предвестник нефти. Наконец появилась и сама нефть, девонская нефть! О радостном событии сообщили Мальцеву.

Скважина оказалась малодебитной, но фонтанную нефть она все же дала. Было ясно, что нефтъ в Бавлинском девоне есть.

Из треста «Туймазанефть» предложили углубить и скважину №1.

Прошла зима, оделись в зелень леса и поля... В сентябре 1946 года долото дошло до проектной глубины. На буровую приехал Мальцев и Залоев. Подняли керн-известняк с прослойками горючих сланцев. Сейчас должны пойти нефтяные песчаники. Нефть близка. Геологи предлагают буровому мастеру С.Баклушину перейти с шарошечного долота на колонковый бур, посредством которого обычно извлекают из скважины образцы горных пород. Они внимательно рассматривают керн, только что извлеченный из скважины. Это песчаник. Его поверхность быстро темнеет.

Нефть!

Радостно бьются сердца. Работа принимает лихорадочный темп. Начинается освоение скважины.

17 СЕНТЯБРЯ 1946 года на буровой собрались бурильщики, рабочие, руководители Бавлинского района, приехал Мальцев. Приступают к свабированию скважины. Все уходят с помоста. Остается один бурильщик Каюмов.

Узкий поршень с клапанами спускается на канате в скважину. Вскоре из скважины начинает толчками выбиваться вода, а вслед за ней появляется сваб. Все темнее становится струя. Третий сваб... И вот вода сама стала выбиваться из скважины все сильнее и сильнее, и вдруг за ней, грохоча, хлынула нефть с газом. Ее направили в котлован. Тугая струя с огромной силой стала биться о стены. Люди, столпившиеся у котлована, с волнением брали в ладони черную, густую «кровь земли», жадно рассматривали ее, вдыхали острый запах бензина.

Да, это нефть!

А струя била все сильнее. Бавлинский девон заговорил во весь голос.

Поздравляю! - жал Мальцев руки Баклушину и всем рабочим буровой.

У скважины состоялся митинг. Одним из первых выступил на нем секретарь райкома ВКП(б) В.М. Мингазов. Он сказал, что благодаря самоотверженному труду буровиков Бавлинский район становится промышленным.

Этот день и следует считать днем рождения большой Татарской нефти. Бурильщики Ковалев, Сергей Кожанов, Андрей Буянкин, Саубан Ганеев и ныне знатный буровой мастер Мутагар Нургалеев здесь начали свой трудовой путь. Скважину № 1 первым стал обслуживать оператор Мубарак Саримов.

Весной 1948 года в Бавлах были заложены две новые скважины на разведку девонской нефти. Обе они дали фонтанную нефть. Стало очевидно для всех, что в Бавлинском девоне залегают огромные запасы «черного золота». Наметив контуры обнаруженных нефтяных пластов, разведчики ушли в другие районы Татарии, искать новые месторождения.

В Бавлах началась промышленная разработка нефти. Прибыли новые бригады бурильщиков, эксплуатационников, строителей с Сахалина, Майкопа, Баку, Краснодара, Перьми. Окрестности Бавлов ожили, покрылись вышками. В Бавлах были организованы нефтедобывающий трест, контора бурения, нефтепромысел, свои мастерские, гаражи, склады.

В 1949 году бавлинские нефтяники добыли 270484 тонны нефти при плане 265310. Бригада мастера по добыче нефти А. Щебетина досрочно выполнила годовой план и дала государству 7500 тонн дополнительной нефти. Бригада члена ВКП(б) бурового мастера А. В. Соборева, включившись в социалистическое соревнование за достойную встречу 32-й годовщины.

1948-1949 гг. явились годами создания необходимых условий для резкого развития бурения и добычи нефти в районе. Большим стимулом в этом явилось создание в 1950 году нефтедобывающего треста «Бавлынефть».

Тесная связь с научно-исследовательскими организациями, их постоянная и квалифицированная помощь позволили в 1949-51 гг. формировать разведочное бурение и приступить к рациональной эксплуатации месторождения.

В 1950 году буровики полностью освоили новый прогрессивный турбинный способ бурения. Коммерческая скорость с каждой вновь пробуренной скважиной возрастала. В том же году она с 616 м. на станок-месяц возросла до 1016 м. Буровые бригады включились в соревнование за достижение проходки 1200 Метров в месяц.

Вторым этапом борьбы за жидкое топливо бавлинскнх нефтяников явилось внедрение методов законтурного заводнения для поддержания пластового давления. К середине 1952 года стало резко падать пластовое давление на месторождении.

За 1952 год было освоено четыре нагнетательных скважины и в 4-ом квартале были закачаны первые 16000 кубометров воды. В настоящее время в 38 нагнетательных скважинах ежегодно закачивается до 8,5 млн. кубометров воды.

С электрификацией скважин и вводом в эксплуатацию депарафинизационных установок появилась возможность начать переход к многоскважинному обслуживанию. Широкое развитие получило это движение в 1954 году, когда на нефтепромысле №1 были уже введены в эксплуатацию некоторые элементы автоматизации процессов добычи. Операторы участка по добыче (руководитель инженер О.Cемигин) стали обслуживать 4-5-6 скважин. Инициатором этого движения был ныне известный нефтяник, мастер подземного ремонта скважин нефтепромысла № 1 Аглям Гаязович ГАЯЗОВ. Его примеру последовали старший оператор В. Халтобин, его сменщики Мурсалимов и Р.Мухаметсафин, а в дальнейшем и все операторы участка. В 1956 году операторы нефтепромысла №1—Назипов, Нуреев, Юнусов, Сыров, Закиров, Халяпов, Маскин - перешли на обслуживание 8 скважин. В 1957 году операторы Васильев, Курбангалеев и Сыров начали обслуживать по 10 скважин. В том же году операторы М. Афлятунов и В.Сермакшев перешли на обслуживание 11, а Курбангалеев, 3.Закиров, А. Щербаков и В. Садыков -13 скважин. К таким результатам вели не только самоотверженная работа каждого нефтяника, но и огромная по объему работа, которая проводилась и проводится многими научно-исследовательскими организациями.

©2013 МБУ "Централизованная библиотечная система" Бавлинского муниципального района Республики Татарстан