Аксаков Сергей Тимофеевич: "На родниковой речке Бавле, кипевшей форелью..."

Создано 20.09.2006 19:00
Автор: Ф. Абдуллина

В 2009 году к 150-летию со дня смерти Сергея Аксакова Отделом библиографии и автоматизации Бавлинской централизованной библиотечной системы совместно с краеведом Новиковой Ольгой Викторовной был составлен дайджест «Сергей Тимовеевич Аксаков: "На родниковой речке Бавле, кипевшей форелью..."». Предлагаем читателям ознакомиться с ним в электронном виде.

Сергей Тимофеевич Аксаков, один из лучших российских писателей, краевед, певец русской природы. Аксаков первым в русской литературе и одним из первых в мире с тревогой и болью высказался об экологическом будущем человечества: только в единстве с природой, в гармонии с ней, а не в противоборстве возможен нравственный человек.

aksakov daidj

Ухожу я в мир природы,
В мир спокойствия, свободы,
В царство рыб и куликов,
На свои родные воды,
На простор степных лугов,
В тень прохладную лесов
И в свои младые годы".

С.Т.Аксаков

"На родниковой речке Бавле, кипевшей форелью..."

Отрывок из книги Аксакова С.Т. «Воспоминания» (1856), глава «Гимназия. Период второй», где упоминается река Бавла.

aksakov st

"... У Евгеньи Степановны в семи верстах от ее сестры Александры Степановны находилась деревушка из двадцати пяти душ, при ней маленький домик, сплоченный из двух крестьянских срубов, на родниковой речке Бавле, кипевшей форелью (уголок очаровательный!), и достаточное количество превосходной земли со всякими угодьями, купленной на ее имя у башкирцев за самую ничтожную цену, о чем хлопотал деверь ее, сам полубашкирец, И. П. Кротков.

[Увы! земля эта отошла после многолетней тяжбы с соседственной Бавлинской тюбой башкирцев, которые доказали, что они настоящие вотчинники. Бедная тетка моя купила неподалеку девятьсот десятин и должна была перевесть свою деревушку и перенесть усадьбу,]

        И такое ничтожное именьице казалось заслуженному воину спокойной пристанью, куском хлеба на старость.
       Все потихоньку подсмеивались над старым и кривым женихом, кроме моей матери, отца и Григорья Иваныча, которые обходились с ним с уважением и приветливо. Злые языки объясняли ласковость моей матери тем, что она хотела сбыть с рук золовку. Но это неправда: моя мать всегда умела ценить и уважать простодушных и бесхитростных людей; она искренно советовала Евгенье Степановне выйти замуж за доброго человека, и Евгенья Степановна благодарила ее за эти советы во всю свою жизнь. Григорий Иваныч находил, сверх того, особенное удовольствие в разговорах с заслуженным инвалидом, и Василий Васильич, до крайности неразговорчивый с другими, охотно отвечал на его вопросы и рассказывал очень много любопытного. Воспитатель мой тогда же обратил мое внимание и сочувствие к этому человеку, объяснив мне его достоинства, которых я, по молодости лет, мог не понять и не заметить. В доме не было места для мужчин, даже женщины с трудом помещались, потому что три комнаты были отделены для будущих молодых. Это привело в затруднение мою мать, и она сделала поступок, которого мужнина родня никогда ей не прощала: она отдала Григорью Иванычу свою спальню, в которую никто из посторонних не смел и входить, и поместила с ним меня, разумеется на то время, пока не разъехались гости. В положенный срок свадьба благополучно совершилась. Отец мой проводил молодых Угличининых на новоселье и немедленно воротился. Наконец, мы остались одни в своей семье.
       Я прерываю свой рассказ и забегаю вперед. Так живо представилась мне жизнь Угличининых, что хочется поговорить о ней... Несмотря на недостатки и нужду, которых не знала Евгенья Степановна в своей девической жизни, проведя ее сначала в доме родительском, а потом в доме брата и снохи, и которые она узнала замужем, она была совершенно счастлива. Она любила нежно и горячо своего инвалида-полковника, который также очень нежно и глубоко любил ее. К сожалению, они не имели детей. Евгенья Степановна до глубокой старости сохранила какой-то девический целомудренный вид; в обращении с мужем она была стыдлива и никогда никакой ласки при свидетелях ему не оказывала, над чем иногда подсмеивался старый воин, намекая, что не всегда Евгенья Степановна бывает так неприступна. При других они были далеки между собой, всегда говорили друг другу вы и вообще обходились очень учтиво. С первого взгляда это могло показаться холодностью, но скоро взаимное заботливое внимание, постоянное наблюдение друг за другом, участие к каждому слову и движению -- делались заметны, и всякий убеждался, что Евгенья Степановна живет и дышит Васильем Васильичем, а Василий Васильич, хотя не так тревожно, живет и дышит Евгеньей Степановной. Домик их блистал опрятностью и чистотою, привлекал уютностью, дышал спокойствием, тишиной, счастием. Нельзя сказать, чтоб у них были одинаковые вкусы, но самое разногласие сливалось у них в стройное течение жизни. Евгенья Степановна, например, любила кошек, собачек, певчих птичек, которые, надобно заметить, как-то у нее не сорили, не пачкали и ничего не портили; Василий Васильич совсем не любил их, но самая безобразная, хрипучая моська, с языком на сторону, по прозванию "Калмык", была ему приятна и дорога, потому что ее любила Евгенья Степановна, и он кормил, ласкал отвратительного Калмыка с удовольствием и благодарностью. Даже сурок, который зимовал под печкой, который очень забавлял Евгенью Степановну и очень обижал Василья Васильича, потому что затаскивал и прятал его туфли так искусно, что иногда целый день не могли отыскать их, отчего приходилось полковнику вставать с постели босиком, -- даже и сурок пользовался его благосклонностью. Все у них в домике было как-то на своем месте, как-то лучше, чем у других: собаки и кошки жирнее и опрятнее, певчие птички веселее и голосистее, растения зеленее. Подарят, бывало, им горшок каких-нибудь засыхающих цветов, -- они у них оживут, позеленеют и необыкновенно разрастутся, так что прежний хозяин выпросит их назад. В маленьких комнатах у Евгеньи Степановны росли и стручковое дерево, и финик, и виноград от косточек изюма, и другие растения, требующие тепличного содержания. Как будто в воздухе было нечто успокоительное и живительное, отчего и животному и растению было привольно и что заменяло им, хоть отчасти, дикую свободу или природный климат... Василий Васильич и Евгенья Степановна вместе смотрели за своим маленьким хозяйством, и, без всякого отягощения, всего делалось у них вдвое более, скорее и лучше, чем у других. Вместе ходили они по грибы и по ягоды, вместе ловили чудную форель в своей речке и вместе радовались всякой удаче... Но, боже мой, что делалось с ними, если кто-нибудь из них захварывал! Тут только сказывалась вполне эта взаимная, глубокая и нежная любовь, которую в обыкновенное время не вдруг и заметишь... Но я удержусь от дальнейших подробностей, которые завели бы меня далеко. Скажу только, что впоследствии, заезжая иногда в этот уединенный уголок и посмотря несколько часов на эту бесцветную, скромную жизнь, я всегда поддавался ее впечатлению и спрашивал себя: не здесь ли живет истинное счастие человеческое, чуждое неразрешимых вопросов, неудовлетворяемых требований, чуждое страстей и волнений? Долго звучал во мне гармонический строй этой жизни, долго чувствовал я какое-то грустное умиление, какое-то сожаление о потере того, что иметь, казалось, так легко, что было под руками. Но когда задавал я себе вопрос, не хочешь ли быть Васильем Васильичем?.. -- я пугался этого вопроса, и умилительное впечатление мгновенно исчезало".

Аксаков С.Т. Собрание сочинений. В 3-х т. Т. 2. Воспоминания; Литературные и театральные воспоминания / Коммент Е.И. Анненковой. – М., 1986, С.98-99.

Аксаков Сергей Тимофеевич: Собрание сочинений в Библиотеке Максима Мошкова


«…Но как хорош был Ик!»

[Отрывок из произведения «Детские годы Багрова-внука», раздел «Дорога из Парашина в Багрово»]

«… Мы никогда еще не поднимались так рано с ночлега, потому что рано остановились. Я впросонках слышал, как спустили карету с пригорка, и совсем проснулся, когда сел к нам отец. Мысль, что я сейчас опять увижу Ик, разгуляла меня, и я уже не спал до солнечного восхода. При блеске как будто пылающей зари подъехали мы к первому мосту через Ик; вся урема и особенно река точно дымились. Я не смел опустить стекла, которое поднял отец, шепотом сказав мне, что сырость вредна для матери; но и сквозь стекло я видел, что все деревья и оба моста были совершенно мокры, как будто от сильного дождя. Но как хорош был Ик! Легкий пар подымался от быстро текущих и местами завертывающихся струй его. Высокие деревья были до половины закутаны в туман. Как только поднялись мы на изволок, туман исчез и первый луч солнца проник почти сзади в карету и осветил лицо спящей против меня моей сестрицы. Через несколько минут мы все уже крепко спали…».

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука // С.Т. Аксаков Собрание сочинений. В 3 т. Т. 1. Семейная хроника. Детские годы Багрова-внука. Стихотворения. – М., 1986. – С.264-265.
Аксаков С. Детские годы Багрова-внука. Аленький цветочек /С.Аксаков. – М., 2001. – С.59-60.

Форель

[Из произведения «Записки об уженье рыбы»]

«… Большая часть рек начинаются холодными, как лед, ключами; протекая на открытом воздухе, прогреваясь солнечными лучами, увеличиваясь разными притоками они постепенно теплеют. В самой голове таких ключей или родников живет форель, то есть пеструшка, кутема и лох, или красуля; за ними лошок, голец и налим. Потом появляются головль, плотва, окунь, щука и пескарь; далее уклейки, ельцы, ерши, язи, судаки и жерихи, если вода велика; наконец лещи, лини, карпии и караси. Некоторые из поименованных пород, как-то: гольцы и караси, могут жить и водиться в водах самых холодных и самых теплых, в самых чистых и в самых грязных. Разумеется, точность такого порядка иногда нарушается; но где же нет исключений от причин и обстоятельств местных. Итак, все породы рыб могут жить в одной и той же реке, если течение ее продолжительно, только одни выше, где вода холоднее и чище, а другие ниже, где вода теплее и мутнее: в этом убедиться нетрудно, исследовав течение какой-нибудь порядочной реки. В водополье вода везде одинакова: везде мутна и холодна, и рыба, обыкновенно обитающая в теплой сравнительно воде, поднимается вверх до самых холодных ключей; но при возвращении назад, если случайно что-нибудь захватит ее в таких местах, где вода для нее еще холодна, или, наоборот, скатится она слишком низко, так что вода для нее окажется уже тепла, рыба или поднимется выше, или опустится ниже, только непременно отыщет сродную ей температуру. Если не может этого сделать в тот же год по причине прудовых затворов и решеток, то непременно сделает в следующую весну...»

21. Лох, Красуля

Эта превосходная порода рыбы во всех отношениях заслуживает второе имя, которым зовут его в Оренбургской губернии. Иногда употребляют и название "красной рыбы", вероятно по желтовато-розовому цвету ее тела и, может быть, по красным крапинам, которыми она испещрена; но не должно смешивать красулю с собственно так называемою красною рыбой, или семгой: последняя отличается от первой более широким станом, серовато-белым цветом чешуи и большею краснотою тела; она живет преимущественно в больших реках. Красуля принадлежит к породе форели и вместе с нею водится только в чистых, холодных и быстрых реках, даже в небольших речках или ручьях, и в новых, не загаженных навозом прудах, на них же устроенных, но только в глубоких и чистых; стан ее длинен, брусковат, но шире щучьего; она очень красива; вся, как и форель, испещрена крупными и мелкими, черными, красными и белыми крапинами; хвост и перья имеет сизые; нижнюю часть тела -- беловато-розового цвета; рот довольно большой; питается мелкою рыбой, червяками и разными насекомыми, падающими в воду снаружи и в ней живущими. Красуля достигает огромной величины; мне принесли однажды красулю, пойманную в маленькой речке, куда она зашла по мутной, весенней воде: она весила двадцать семь фунтов и была уже несколько брюхаста.

При уженье форели, обыкновенно на красного червяка, попадаются иногда и красули, но это бывает редко, потому что они берут преимущественно на рыбку; большею частью ловят их разными рыболовными снастями, бьют по ночам острогою и даже стреляют из ружей, подкарауливая, когда красули по мелким, каменистым перекатам, в красные летние дни, всегда около полдён, перебираются из одного омута в другой. Эта последняя необыкновенная охота особенно в употреблении у оренбургских татар, живущих по берегам Большого и Малого Зая, протекающих и сходящихся в одну реку в Бугульминском уезде. Проезжая из Бугульмы в Казань, на одной станции знакомый мне ямщик, татарин, попросил у меня на несколько зарядов пороху и крупной дроби; я охотно дал ему и того и другого, но спросил, какую птицу он стреляет. Татарин отвечал мне, что он стреляет рыбу, именно лохов. Разумеется, я расспросил обо всех подробностях этой необыкновенной охоты и даже сам сходил посмотреть места по Малому Заю, на которых он стрелял красуль, водящихся в этой реке в большом изобилии: берега были высоки и удобны для того, чтоб за ними притаиться, а перекаты так мелки, что и небольшую рыбку нетрудно было застрелить. -- Во всю мою жизнь я выудил только одну красулю, на маленького навозного червяка, фунта в три весом, но и та чрезвычайно бойко ходила на удочке; можно предположить, что очень трудно возиться с большой красулей. Вкус ее превосходен. Она имеет довольно большой язык, как и все три породы форелей.

 

22. Форель, пеструшка

«В Оренбургской губернии водилась она в чрезвычайном изобилии во всех ручьях и речках, ибо все они были студены летом, как лед, и прозрачны, как горный хрусталь. Но набежавшее отовсюду разнородное и разноплеменное народонаселение, впрочем, далеко еще не заселившее этого чудесного края, поизмяло его роскошные луга и помутило светлые воды. Теперь форели водится гораздо менее, но все еще много. В некоторых речках, мне известных, она осталась в их верховьях, до первой мельницы. Простой народ и не знает слова форель; он называет эту прелестную рыбу: пестряк, а в собирательном: пеструшка - имя самое приличное, ибо она вся испещрена черными, красными и белыми крапинами. Станом, складом, пестротою кожи - одним словом, всем она так похожа на красулю, что можно почесть их за одну и ту же рыбу; но пеструшка кажется шире и площе красули и гораздо пестрее; рассовывают, что она бывает огромной величины, до пятнадцати фунтов веса; но я плохо этому верю и думаю, что смешивают с нею красуль, которых мелкими я никогда не встречал; признаюсь, я не чужд сомнения, что пестряк и красуля одна и та же рыба, только в разных возрастах…»

23. Кутема

«Я нигде не видывал этой рыбы, кроме Оренбургской губернии. Хотя имя ее звучит по-русски, но это слово, как я слышал, чувашское и значит: светлая, блестящая. Я решительно причисляю ее к роду форелей. Во-первых, потому, что где водится пеструшка, там непременно живет кутема и гораздо в большем количестве; во-вторых, потому, что она имеет язык, и в-третьих, потому, что она совершенно сходна с форелью устройством своих костей, всеми своими нравами и превосходным вкусом. Складом своего стана она несколько пошире пеструшки, хотя относительно довольно толста в спине; цветом вся сизо-серебряная, плавательные перья и хвост имеет также сизые с легким отливом розово-лилового цвета; оттенок этот приметен, если посмотреть к свету на ее перья и спину, которая несколько темнее нижней части тела, совершенно белой. Кутема, по единогласному мнению туземцев и по собственному моему наблюдению, не вырастает длиннее двух четвертей и не весит более двух с половиною, много трех фунтов; хотя она также любит чистую и холодную воду, но несколько менее взыскательна на этот счет, чем пеструшка. Когда на дикой, чистой, вольной речке или ручье сделают первую мельницу и запрудят воду плотиной из свежего хвороста и земли, пригнетя сверху несколькими пластами толстого дерна, взодранного плугом, то в первые годы в этом пруду, чистом и прозрачном, как стекло, живут пеструшка, красуля и кутема. Такой пруд бывает чудно хорош! особенно в тихое время, по зарям утренним и вечерним, когда сверкающее зеркало воды, подобно огромному куску льда, неподвижно лежит в зеленых, потемневших берегах. Наклонясь к заре, увидишь выпрыгивающих на гладкую поверхность воды кутему и пеструшку, как будто розово-серебряных от блеска зари: они ловят разных мошек и других крылатых насекомых, толкущихся над тихою водою и нередко падающих в нее. В таком пруде, отдаленном от селения, куда навоз возить далеко и плотина которого поддерживается дерном и землею, могут долго водиться все эти три превосходные породы форели...»

 


 

Из «Красной книги Республики Татарстан»
Форель ручьевая
Керкә

Salmo trutta morpha fario Linnaeus, 1758


Семейство Лососевые — Salmonidae

Статус. I категория. Редкая морфа, находящаяся на грани исчезновения.

Распространение. В бассейнах рек Белого, Балтийского, Черногс морей, горных ручьях Средиземноморья (1, 3). Населяет ручьи и мелкие речки бассейна Волги и Камы (р. Зай, р. Берсут, р. Шум-бутка, р. Ильинка) с прозрачной, чистой водой (4).

Численность. В конце XIX века еще обычна в притоках р. Свияги. встречалась в р. Морквашке несколько выше Казани. В настоящее время в локальных участках мелких притоков р. Камы (1, 2, 5).

Экология и биология. Мелкие рыбки, живущие в ручьях с чистой прозрачной водой и быстрым течением, питающиеся личинками насекомых и зоопланктоном. Нерест осенью или зимой. Половой зрелости достигает в 3—4 года.

Лимитирующие факторы. Загрязнение вод малых рек и ручьев, их уничтожение в результате различных видов хозяйственной деятельности.
Меры охраны. Организация памятников природы. Охрана и восстановление малых рек и ручьев, прекращение всех видов их загрязнения. Объект искусственного прудового рыборазведения.

Источники информации: I. Берг, 1906; 2. Рузский, 1887; 3. Лебедев и др.. 1969; 4. Попов, 1978; 5. Попов, Лукин, 1988.

СОСТАВИТЕЛЬ: В. А. Кузнецов.

Красная книга Республики Татарстан: Животные, растения, грибы=Татарстан Республикасы кызыл китабы: Хайваннар, гөмбәләр, үсемлекләр /Академия наук Татарстана; Мин-во охраны окружающей среды и природных ресурсов. - Казань, 1995. С.104.


 Основные даты жизни и творчества С.Т. Аксакова

[Все даты приводятся по старому стилю.]

1791, 20 сентября — В Уфе у чиновника уфимского земского суда и помещика Тимофея Степановича Аксакова и его супруги Марии Николаевны, урожденной Зубовой, родился сын Сергей.

1792-1799— Детские годы, проведенные в Уфе и дедовском имении Ново-Аксаково (или село Знаменское) Бугурусланского уезда Уфимского наместничества (с 1791 года — Оренбургской губернии). Сказки ключницы Пелагеи. Дядька Евсеич, его рассказы. Страсть к рыбной ловле.

1800-1801 — Приезд в Казань. Сергей Аксаков поступает в Казанскую гимназию. Болезнь. Отъезд из Казани в деревню.

1802— В Ново-Аксакове, Возвращение в Казань, продолжение учения в гимназии.

1802-1804— В гимназии. Преподаватель русской словесности И. М. Ибрагимов, преподаватель математики Г. И. Карташевский, воспитатель гимназиста Сергея Аксакова. Знакомство с литературой русской и французской. Любовь к поэзии и театру. Первая охота с ружьем и увлечение ею.

1805 — Открытие Казанского университета, зачисление гимназиста старшего отделения Сергея Аксакова в студенты.

1806 — Приезд в Казань актера и драматурга П. А. Плавилыцикова, открывшего Аксакову, по его словам, «новый мир в театральном искусстве», Университетские спектакли с участием Сергея Аксакова. Литературные занятия.

1807 — Просьба об увольнении из университета «для определения к статским делам».

1808—1813— Петербург. Служба переводчиком в «Комиссии составления законов». Знакомство с А. С. Шишковым. Актеры Я. Е. Шушерин, А. С. Яковлев, И. А. Дмитревский.

1811 — Выход в отставку.

1812—1826 — Жизнь в Ново-Аксакове, а затем, после семейного раздела, в селе, Надеждине, близ Белебея, с наездами в Петербург и Москву.

1815 — конец года — Знакомство в Петербурге с Г. Р. Державиным.

1816— Женитьба на дочери суворовского генерала Ольге Семеновне Заплатиной.

1817, 29марта — Рождение первенца Константина в Ново-Аксакове.

1819, 7 февраля - Рождение дочери Веры в Ново-Аксакове.

1819 — Представление на петербургской сцене перевода С. Т.Аксакова «Школы мужей», комедии Мольера. До этого, в 1812 году, был сделан перевод трагедии Софокла «Филоктет» (с французского языка).

1821— Приезд в Москву. Возобновление старых литературных и театральных знакомств. С. Н. Глинка, М. Н.Загоскин, А.А. Шаховской, Ф. Ф. Кокошкин, А. И. Писарев. Увлечение театром и участие в «благородных спектаклях». Увлечение театром и участие в «благородных спектаклях». [Баллада «Уральский казак»] .

1822 — Семейный раздел. Село Надеждино Белебеевского уезда Оренбургской губернии отошло С. Аксакову. [Наезды в Бавлы к крестной матери Евгении Степановне Угличининой (Аксаковой)].

1823, 26 сентября — Рождение сына Ивана в селе Надеждине

1826 — Переселение в Москву.

1827-1832— (с перерывом) — Цензор Московского цензурного комитета, затем председатель этого комитета.

1827 — Участие в «Московском вестнике» М. П. Погодина, театральные статьи и рецензии.

1832— Увольнение со службы за пропуск баллады «Двенадцать будочников».

1832 — Знакомство с Н. В. Гоголем. [Знакомство с Н.М.Языковым].

1833 — Смерть матери.

1833-1838— Инспектор Константиновского землемерного училища, преобразованного вскоре в Межевой институт, первым директором которого стал С. Т. Аксаков.

1834— Опубликован очерк «Буран».

1837 — Смерть отца.

1839— [Приезд на Воздвиженскую ярмарку в Бугульму] . Начало «тесной дружбы» с Гоголем, по словам самого Сергея Тимофеевича. Поездка вместе с Гоголем в Петербург. Преклонение перед «величайшей славой России».

1841, 5 марта — Смерть младшего, семнадцатилетнего сына Миши.

1843— Приобретение подмосковного имения Абрамцево.

1845— Частичная потеря зрения. Диктовки «Записок об уженье рыбы».

1846— Приступы мучительной болезни. Первый отрывок «Семейной хроники» опубликован в «Московском литературном и ученом сборнике».

1847 — Выход отдельного издания «Записок об уженье рыбы». Письмо Гоголя с просьбой написать «Записки своей жизни».

1849 — Гоголь — гость Абрамцева. Чтение Гоголем глав первой части «Мертвых душ».

1850— Знакомство с И. С. Тургеневым и начало переписки с ним.

1852— Смерть Гоголя. «Письмо к друзьям Гоголя», Отдельное издание «Записок ружейного охотника».

1854— Начало работы над «Историей моего знакомства с Гоголем».

1855 — Болезнь. Работа над «Семейной хроникой» и «Воспоминаниями» [глава «Гимназия. Период второй» - о реке Бавле и крестной].

1856 — Отдельное издание «Семейной хроники» (первых трех отрывков) и «Воспоминаний». Появление в журналах двух последних отрывков «Семейной хроники». Второе издание «Семейной хроники» в полном составе.

1858, начало года — Выход в свет книги «Детские годы Багрова-внука, служащие продолжением Семейной хроники».

1858— Стихотворение «При вести о грядущем освобождении крестьян».

1858— «Встреча с мартинистами», «Наташа», «Собирание бабочек» [К.Фукс], «Очерк зимнего дня», последнее произведение писателя, диктованное, по словам Ивана Аксакова, «на одре мучительной болезни, за четыре месяца до кончины».

1859 — В ночь с 29 на 30 апреля С. Т. Аксаков скончался в Москве, в доме на Кисловке.

1859, 3 мая — Похороны на кладбище Симонова монастыря.

aksakov jzl lobanov

Источник: Лобанов М. Аксаков. - 2-е изд., испр.и доп. - М.: Молодая гвардия, 2005. - 354 с.: ил. - (Жизнь замечат.людей: Сер.биогр.; Вып.923).
[Даты, связанные с нашим краем добавлены О.В.Новиковой.]


Благодаря внимательному чтению аксаковских "Воспоминаний" открылось замечательное место в Татарстане, связанное с семейством Аксаковых. Это город Бавлы.

 

bakirova bavlinka

Бакирова Л. "У речки Бавлинки" 40х30. х.м. 2003 г. (в фонде Кремля г.Казани)


  Литература

Аксаков С.Т. Аленький цветочек/ С.Т. Аксаков. ─ М.; Минск: АСТ; Харвест, 2000. ─ 80с.:ил. ─ (Мир сказки). Филиалы ЦБС: МКР-1; ДО-3;

Аксаков С.Т. Аленький цветочек: Сказка ключницы Пелагеи/ С.Т. Аксаков; Худож. Е.Попкова. ─ М.: Белый Город, 2002. ─ 46 с.: ил. Филиалы ЦБС: МКР-1

Аксаков С.Т. Аленький цветочек: Сказка ключницы Пелагеи/ С.Т. Аксаков; Худ.Е.Попкова. ─ М.: Белый город, 2006. ─ 48с.: илл. ─ (Классики детям). Филиалы ЦБС: 2-1;ДО-1;40-1.

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука / С.Т. Аксаков. ─ Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 1986. ─ 288с. ─ (Школьная библиотека). Филиалы ЦБС:ДО-1

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука, служащие продолжением Семейной хроники/ С.Т. Аксаков; Ил.А.Иткина. ─ М.: Советская Россия, 1984. ─ 248с.: ил. Филиалы ЦБС: МКР-1

Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука. Аленький цветочек/ С.Т. Аксаков. ─ М.: ООО "Издательство АСТ": Олимп:ООО "Издательство Астрель", 2001. ─ 560с. ─ (Школа классики. Книга для ученика и учителя"). ББК: 84(2Р-Рус)1 - Филиалы ЦБС: 8-1;22-1;28-1;Кх-1;

Аксаков С.Т. Избранное/ С.Т. Аксаков. ─ СПб.: Издательство "Дельфа Р.А.", 1994. ─ 408с. ББК: 84(2Р-Рус)1 Филиалы ЦБС: ДО-1

Аксаков С.Т. Рассказы о родной природе/ С.Т. Аксаков; Рис.Г.Никольского. ─ М.: Детская литература, 1985. ─ 144с.: ил. ББК: Ст84(2Р-Рус)1 Филиалы ЦБС: ДО-1

Аксаков С.Т. Собрание сочинений. В 3 т. Т. 1. Семейная хроника. Детские годы Багрова-внука. Стихотворения /Вступ.статья Е.Анненковой; Коммент. Л.Сухановской, В. Фатеева. – М.: Художественная лит-ра, 1986. – 575 с., портр. - Филиалы ЦБС: КХ-1.

Аксаков С.Т. Собрание сочинений. В 3-х т. Т. 2. Воспоминания; Литературные и театральные воспоминания / Коммент Е.И. Анненковой. – М.: Художественная лит-ра, 1986, 559 с., портр.- Филиалы ЦБС: КХ-1.

Аксаков С.Т. Собрание сочинений. В 3-х т. Т. 3. История моего знакомства с Гоголем; Очерки и незавершённые произведения; Статьи; Рецензии; Заметки / Коммент. В. Н. Грекова и А. Г. Кузнецовой. М.: Художественная лит-ра, 1986. 511 с., портр. - Филиалы ЦБС: КХ-1.

Аксаков С.Т. Собрание сочинений. В 5 т. Т.5. Записки ружейного охотника Оренбургской губернии. – М.: Библиотека «Огонек»; Правда, 1966. – 488 с., ил. - Филиалы ЦБС: ЦБ-1.

Красная книга Республики Татарстан: Животные, растения, грибы=Татарстан Республикасы кызыл китабы: Хайваннар, гөмбәләр, үсемлекләр /Академия наук Татарстана; Мин-во охраны окружающей среды и природных ресурсов. - Казань: Изд-во “Природа”; Изд-во ТОО “СТАР”, 1995. - 453 с., Ил.

Лобанов М. Аксаков. - 2-е изд., испр.и доп. - М.: Молодая гвардия, 2005. - 354 с.: ил. - (Жизнь замечат.людей: Сер.биогр.; Вып.923).

Интернет-ресурсы

Составители:

Ф.З.Абдуллина, зав.отделом библиографии и автоматизации Бавлинской ЦБС,

О.В. Новикова, краевед

 

Нравится